Эксперты: бензин в России не подешевеет после обвала нефтяных котировок

Цены на нефть рухнули на треть, но это не приведет к снижению стоимости бензина в России из-за особенностей регулирования отрасли: выгоду от разницы внутренних и экспортных цен нефтяники поделят с бюджетом, пишет РБК.

В ночь на 9 марта фьючерс на нефть сорта Brent обвалился на 30%, до 31 доллара за баррель, но затем немного отыграл падение. По мнению аналитиков Bank of America и Goldman Sachs, стоимость нефти может упасть и до 20 долларов.

Котировки нефти обрушилась после того, как на фоне продолжающейся эпидемии коронавируса развалилась сделка ОПЕК+ по сокращению добычи, а один из крупнейших производителей нефти с низкой себестоимостью, Саудовская Аравия, объявил конкурентам ценовую войну.

В Европе цена бензина привязана к стоимости нефти, и бензин уже подешевел вслед за падением цен на сырье, отметил гендиректор «Аналитики товарных рынков» Михаил Турукалов. Например, 6 марта тонна премиального бензина (по качеству соответствует АИ-95) на оптовом рынке стоила 467,8 доллара, а уже 9 марта, после снижения цен на нефть, подешевела до 354,8 доллара, сообщил старший экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.

Российские оптовые цены также снизились, но незначительно. Тонна АИ-92 на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже 10 марта (первый рабочий день после праздников) подешевела на 4,4%, до 44,2 тыс. рублей, АИ-95 — на 4,9%, до 45,7 тыс. рублей. На российском рынке нельзя ожидать падения цен на бензин из-за особенностей его регулирования, говорит Турукалов.

В 2018 году, после того как на топливном рынке взлетели цены, правительство сначала их заморозило, а затем запустило механизм для стабилизации доходов компаний и цен на АЗС. Это так называемый демпфер — сумма, составляющая 65—68% расчетной премии, которую нефтяники получают при продаже топлива на внутреннем или экспортном рынке. В первом случае демпфер отрицательный: зарабатывая на внутреннем рынке больше, чем за рубежом, нефтяники перечисляют часть этой премии (демпфер) в бюджет. Если за рубежом цены на бензин выше, государство, наоборот, выплачивает компаниям часть компенсации за то, что они сдерживают цены на внутреннем рынке и недополучают доходы.

Из-за падения цен на нефть в начале марта на внутреннем рынке премия нефтяников по сравнению с экспортом существенно вырастет. Но снизить цены они не смогут, так как доходами придется поделиться с государством, указывают аналитики. В марте, если цены на нефть останутся на уровне 35 долларов за баррель, а рубль будет таким же слабым, нефтяники могут заплатить в бюджет около 35 млрд рублей, подсчитал Ежов.

Эта премия на внутреннем рынке рассчитывается как разница между нетбэком (экспортная цена за вычетом пошлины и транспортных издержек) и условной, а не фактической ценой внутреннего рынка. В 2020 году она установлена на уровне 53,6 тыс. рублей за тонну бензина. Из-за особенностей демпфера розничные цены на бензин и дизтопливо могут только расти, неважно, куда идут мировые цены на нефть и нефтепродукты, отметил Турукалов.

В 2014 году, когда котировки Urals обрушились больше чем на треть, бензин на российских заправках подорожал на 8—11%. Цены на топливо выросли в основном из-за девальвации рубля, объясняли эксперты, опрошенные РБК. Этот фактор присутствует и сейчас: после падения цен на нефть рубль подешевел с 67,5 до 72 рублей за доллар (курс, установленный Центробанком на 11 марта).

Еще одна проблема: низкие цены на нефть могут обрушить маржу переработки из-за снижения субсидии (разницы между экспортными пошлинами на нефть и нефтепродукты и отрицательным акцизом на нефть), говорит Ежов. Если цены не изменятся, субсидия снизится почти вдвое, или на 0,5 трлн рублей в год, указывает он.

Но правительство удержит цены на бензин, сходятся во мнении аналитики. Ему удавалось удерживать цены, когда нефть дорожала, и вряд ли оно допустит рост цен на топливо, когда нефть подешевела, пояснил Ежов.

О том, что цены удержатся в пределах инфляции, заявил и министр энергетики Александр Новак. «Правительством был создан очень эффективный инструмент в середине 2018 года, который эффективно работает уже полтора года. Он позволяет сглаживать те колебания, которые происходят на мировых рынках, и нивелировать изменение цен на мировых рынках как в сторону увеличения, так и в сторону снижения», — сказал он в эфире телеканала «Россия 24». «Цены у нас в основном стабильны и не превышают уровень инфляции», — заключил министр.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.